Рокко Коммиссо: Я пришел в итальянский футбол не ради заработка

Перевод интервью нового владельца Фиорентины для La Gazzetta dello Sport

Рокко Коммиссо – новое лицо в Серии А. Это американский миллиардер итальянского происхождения, который минувшим летом стал владельцем Фиорентины. Его приход оптимистично встретили болельщики "скуадры виолы", которым изрядно надоело прозябание клуба вдали от лидирующих позиций.

Коммиссо, также владеющий клубом NASL (второй уровень футбола США после MLS) Нью-Йорк Космос, неоднократно делал попытки зайти в итальянский футбол и вот, наконец, давняя мечта влюбленного в Кальчо человека осуществилась. Интервью любопытно в первую очередь эмоциями: Коммиссо живописно рассказывает о своей юности, амбициях Фиорентины и тенденциях в футболе.

Каждый заголовок "Гадзетты" запускает воспоминания. Первые страницы, посвященные триумфам Италии на чемпионатах мира, заставляют блестеть глаза Рокко Коммиссо. Увлекательное погружение в прошлое.

"Когда я был моложе, то сбегал от своих боссов, покупал "Гадзетту" и смотрел игры "скуадры адзурры" в Мэдисон-сквер-гарден вместе с двадцатью тысячами других людей. У Италии были Кабрини, тогда еще совсем мальчик, и Паоло Росси. Затем – грандиозный праздник 1982 года в Испании. Это было помешательство. Италия – большая любовь".

Он говорит это, встречаясь глазами с Джо Бароне, старым другом, которому доверил управление Фиорентиной. Это другой итало-американец, который в полдень ждал свежий выпуск газеты в обычном киоске с прессой на Таймс-сквер, чтобы узнать результаты футбольных матчей и, прежде всего, сохранить контакт с родной землей.

Утром они посетили "Гадзетту", чтобы рассказать о себе и своем новом вызове. Рокко – это Рокко. Вулкан. Перед тем, как войти в редакцию, он делает селфи с поклонником, на плече которого вытатуирована фиолетовая лилия. Затем вместе с сыном Джозефом не без любопытства осматривает редакцию. Листает газеты, делает десятки фотографий и заводит разговор со всеми, кого встречает. У его Фиорентины – ноль в таблице. Но "человек-скорость" знает, что в футболе надо двигаться постепенно. "Я всегда обещаю только то, что могу выполнить. Я сказал, что Кьеза останется – так и произошло. Но чтобы построить команду, которую задумал, мне понадобится время".

— Значит, это будет переходный сезон?

— Однозначно я хочу лучшего результата, чем тот, которого Фиорентина добилась в предыдущем чемпионате. Но, конечно, не могу говорить о Лиге чемпионов.

— Что ждет Кьезу следующим летом?

— Сейчас нереально говорить об этом. Я должен сохранить вложенные в него силы и не могу позволить, чтобы он ушел бесплатно. Но мне нравится мысль, что игроки-символы до сих пор существуют. Если лучший футболист покидает команду – это плохой знак для всех остальных. Батистута ведь играл десять лет в футболке "виолы", так ведь? Мы хотим сохранять лучших как можно дольше. Тем не менее, никто не делал нам предложений насчет Кьезы.

Джо Бароне объясняет: "Кьеза – закрытая история. Нам требуется спокойствие, чтобы вырастить проект из молодых футболистов. Таких, как Кастровилли, за которым внимательно следит Манчини, главный тренер сборной. Кастровилли равноценен Тонали, который в свою очередь является великолепной и также интересующей нас кандидатурой".

— Президент Рокко, какие ваши первые ощущения от игры грандов итальянского футбола?

— Интер достиг высочайшего уровня. Ювентус – всегда супер, модель для подражания. Но также я вижу, что Бернардески, бывший аналогом Кьезы несколько лет назад, никогда не играет так часто, как Дибала или Манджукич. С таким составом, как у Ювентуса, можно собрать целых три команды. Такое превосходство не делает итальянский футбол лучше. Я бы сказал это о любой команде, которая выиграла бы восемь "скудетто" подряд. Как бы притормозить это доминирование? Мне не по душе закрытая система в США без повышений и понижений в классе. В том числе потому, что американцы в конечном счете сталкиваются только сами с собой.

Люди, которые сейчас управляют футболом в США, не на высоте. В 2016 году я спас Нью-Йорк Космос от банкротства, но спустя пять месяцев они отменили чемпионат, соответствующий рангу Серии В, поскольку боялись эффекта Коммиссо [в 2017 году NASL отказали в предоставлении профессионального статуса; возобновление турнира планируется в 2020 году – примечание Football.ua]. Я разбираюсь в футболе лучше, чем американцы, но здесь, в Италии, мне еще многое предстоит понять. "Капиталистическая" система европейского футбола более справедлива: если вы достойны – повышайтесь, если дела плохи – понижайтесь.

— Но Юве…

— Нам необходимо учиться у "бьянконери". Однако деньги за телевизионные права должны распределяться иначе. В Англии все команды получают более или менее одинаковую сумму, так? Я некоторое время следил за Ювентусом на рынке: четыре-пять лет назад его стоимость составляла 400 миллионов евро, а сейчас – 1,8 миллиарда.

— Вы действительно были близки к приобретению Милана?

— В какой-то момент я был уверен, что сделка закрыта. Никогда не встречался с мистером Ли, но был готов всё подписать, однако он внезапно сменил своих адвокатов и советников. Я тогда подумал, что у него под боком другой покупатель. Шли разговоры о двух американских предпринимателях (Риккетсе и Россе) и двух россиянах. Вместо этого он сдался Эллиот, несмотря на то, что я предложил ему выбраться без потерь.

— Вы работаете над созданием новой инфраструктуры во Флоренции.

— Ключевыми вопросами на данный момент являются новый стадион и новый спортивный центр. Насчет стадиона есть три варианта: модернизировать Артемио Франки, построить там новые секции или же снести его, чтобы затем возвести с нуля. Знаю, что в Италии стадионы воспринимаются, как соборы, но ведь были перестроены такие храмы, как Уэмбли или Янки Стэдиум, и жизнь продолжилась. Мы же говорим о стадионах, а не о Понте-Веккьо или Статуе Свободы. Необходимо уважать всех и каждого, но сколько уже времени Милан, Интер, Рома, Наполи говорят о новых аренах? Если мне придется ждать десять лет, то я брошу эту затею. Вскоре мы приобретем площадку для спортивного центра. Нам необходимо пространство для работы без потери энергии.

— Вызов, который стоит перед вами – вернуть семьи на стадион, не так ли?

— Я здесь не затем, чтобы кого-то учить. Но, при всем уважении, я видел на Марасси в Генуе взрывы петард, напоминающих бомбы. Неаполитанцы на Артемио Франки зажигали огни и дымовые шашки, которые в США никогда не попали бы внутрь спортивного объекта.

— Вы довольны трансферной кампанией Фиорентины?

— Педро, нашего новичка, я еще не видел в деле. Рибери пару дней назад на тренировке отвел Влаховича в сторону, чтобы что-то ему объяснить. Все берут пример с Франка, ведь за него говорит славная карьера. Для Рибери, равно как и Боатенга, решающим стало мнение жен. Я обедал как с ней, так и с Мелиссой Саттой [журналистка и телеведущая, жена Кевина-Принса Боатенга – примечание Football.ua]. Да и сам я здесь благодаря моей жене Катерине. Когда я рассматривал разные варианты, она сказала мне: "Выбери хотя бы красивый город". Что может быть красивее Флоренции?

— Что бы вы отдали ради победы над Ювентусом в третьем туре?

— Рано или поздно нам необходимо будет выиграть… Сейчас важно, чтобы ребята поработали в спокойной обстановке во время паузы на матчи сборных. Все, от Монтеллы до каждого из игроков. Я должен поддержать их, а не оказывать давление. Вернусь во Флоренцию на игру с "бьянконери", но если снова всё закончится плохо, следующие матчи посмотрю по телевизору. Когда я нахожусь в США, звоню Джо каждый час, а в пять утра по американскому времени читаю обзор свежей прессы.

— Как вы попали в престижный Колумбийский университет, несмотря на то, что приехали из Бронкса?

— Благодаря стипендии, связанной с футболом. У меня был отличный год в MYU, университете не столь престижном, но имевшим сильную команду по соккеру. И вот, когда я перешел, Колумбия завершила сезон без поражений. Мы даже позволили себе роскошь разгромить 5:0 мою бывшую команду.

— Вернемся к Фиорентине. Какие проявления любви тифози "виолы" вас больше всего поразили?

— Серенады, которые мне пели две сотни человек под окнами гостиницы.

Вмешивается Джо Бароне: "Меня поразил водитель одной из туристических конных повозок, что катаются по историческому центру города. Он оставил лошадь и людей в салоне, чтобы поприветствовать меня".

— Ваша компания Mediacom – титульный спонсор Фиорентины.

— Mediacom полностью принадлежит мне и моей семье. Выход из Nasdaq (американской биржи технологий) позволил мне приобрести Фиорентину в кратчайшие сроки. Как правило, между разными операциями проходит какое-то время, я же подписал документы и закрыл сделку за один день без обычной проверки счетов, чтобы опередить других покупателей, но прежде всего, чтобы уже с июня начать работу над проектом. Ожидая, я рисковал потерять еще год. Как это случилось в Сампдории, Палермо, Парме и, наконец, в Милане. И, повторю это, я пришел в итальянский футбол не ради заработка.

Авторы интервью: Лука Каламаи и Лука Тайделли (La Gazzetta dello Sport)

Перевел: Сергей Шевченко (Football.ua), за уточнения спасибо Артему Лукашову

Top